о. Александр Рождественский

1331828555059Еще при жизни – краткой, как вспышка молнии! – этот молодой петербургский батюшка завоевал любовь десятков тысяч людей. Излучающий любовь, с летящей походкой – он всегда спешил кому-то на помощь – неутомимый и деятельный. В разных концах необъятной России благословляли его светлое имя.

Современники признавались: он владел тайной потрясать сердца людей до глубины души. Седовласые мужи с полной искренностью именовали его, годящегося им в сыновья – отец… Воистину, он и был отцом всем страждущим, угнетенным, обездоленным. Александр Васильевич Рождественский…

Народный печальник. Апостол трезвости. Светильник, горящий во мраке безнадежной ночи. Пастырь добрый, к которому современники благоговейно притекали с тою же великой надеждой, что и к небесному его покровителю, князю Александру Невскому. Кто он, и почему с годами не ослабевает интерес к этой выдающейся личности? Ответ, яркий и убедительный, дает сам подвижник в программной статье основанного им журнала «Отдых христианина»:

«Честно и талантливо описанная жизнь имеет вдохновляющее значение и действие на читателей. Она показывает, какое употребление можно сделать из жизни. Она ободряет наш дух, оживляет наши надежды, дает нам новые силы, увеличивает наше мужество и усиливает веру – веру в других и веру в самих себя. Она побуждает нас к деятельности. Жить с такими людьми, читая их жизнеописание и чувствуя себя под вдохновением их высоких примеров– значит вращаться в избранном обществе».

Отец Александр священствовал в переломные, предреволюционные годы и в полной мере ответил на вызовы своего времени. Его окружала та же, что и нас, «проклятая действительность». В высших слоях общества – безбожие тайное и явное, жажда обогащения любой ценой, преступное равнодушие к меньшей братии. Смута на всех этажах государственной власти, всесилие подкупа и взятки, произвол чиновников. И полное бесправие простого народа – опоры государства, тела Церкви. От безысходности и отупляющей нужды «бедные люди» предавались горькому пьянству, а спаивали их столь же беспощадно и хищнически, как сводили под корень заповедные леса.

И мельчал, вырождался народный лес…

Но восстал иерей для спасенья скорей…

Что может противопоставить один человек, даже незаурядный, целой махине – армии откупщиков, кабатчиков, трактирщиков, спаянной жесткой круговой порукой? Свои алкогольные диверсии против русского народа они тщательно планировали и последовательно проводили в жизнь. Взывать к христианской совести губителей народного будущего? Бесполезно. Как правило, они были инородцами, и судьба народа Божьего их не заботила. «Он не критиковал и не судил жизнь, отрицательные стороны которой ему были яснее, чем кому другому. Он переделывал ее по-своему, он облагораживал и одухотворял ее вокруг себя, он клонил ее туда, куда хотел. Интересно, что этот великий практик уклонялся от теоретических обсуждений; его дело было выработать планы жизни и деятельности и немедленно их воплощать. Он мне рассказывал, что в тот день, когда ему, по случаю поста, пришлось первый раз в жизни исповедовать народ, он из церкви еле дошел домой и почти без чувств повалился на кровать. Ему хотелось кричать криком от невыносимой внутренней боли. Пред ним разом обнаружилась вся бездна человеческого порока, все-то зло, какое гнездится и душе человеческой».

Из воспоминаний церковного писателя Е. Поселянина

Другой современник отца Александра Рождественского протоиерей Стефан Остроумов подмечает:

«В нем не было гамлетовского колебания, он не приноравливался к наличным условиям, но переделывал их. Этого же искал он и в других».

Итак, чрезвычайный идеалист, романтик, даже мечтатель – и одновременно великий практик, у которого дело всегда опережало слово. Как соединялось, на первый взгляд, несоединимое? Непостижимой силою Божьей.

Е. Поселянин: «Он мог действовать, потому что в душе его жила необоримая, живая вера в несколько великих духовных сил: в верховную силу добра, в силу таинств православной Церкви, в силу церковной проповеди, в силу печатного слова».

Отец Александр родился 11 октября 1872 г. в фабричном селе Орехово Владимирской губернии, от благочестивых родителей протоиерея Василия Матвеевича и Анны Владимировны Рождественских. В детстве он ежедневно наблюдал весь уклад и домашний быт рабочего населения, видел его беспросветную нужду и ужасающее пьянство. В 1893 г. Александр поступил волонтером в Санкт-Петербургскую духовную академию. В 1897 г. он успешно оканчивает ее со степенью кандидата богословия и поступает священником к Воскресенской церкви Общества религиозно-нравственного просвещения вблизи Варшавского вокзала, в район, населенный фабрично-заводским и мелким торговым людом. Молодому батюшке было всего 23 года.

30 августа 1898 г. его попечением при Воскресенском храме у Варшавского вокзала рождено было Александро-Невское Общество трезвости. Не только уговорить человека пьющего (или непьющего) произнести обет трезвости было задачей отца Александра. Он старался прилепить трезвенников крепко-крепко к Церкви. Чтобы за тою сладостью, какую дают высшие духовные радости и впечатления, им окончательно опротивели грубые наслаждения дурмана, которые они раньше искали в вине.

Традиционными стали крестные ходы трезвенников в Троице-Сергиеву Приморскую пустынь. В начале XX века эти величественные шествия собирали до 80 тысяч человек, преимущественно фабричных и мастеровых. Из всех церквей, отделений и молитвенных домов Александро-Невского Общества крестные ходы в 5 часов утра собирались у Воскресенской церкви и отсюда общим крестным ходом двигались к пустыни по Петергофскому шоссе. К ним примыкали путиловские трезвенники, нижние чины из Красного Села, Ораниенбаума, Павловска, Царского Села. Они прекрасно знали, что путь предстоит не близкий, двадцать верст, но шли с такой горячностью, так было у них много непритворной любви к этому подвигу, что оставалось только благоговеть…

Из воспоминаний архим. Михаила: «Я наблюдал за ним, когда он беседовал с трезвенниками-паломниками на палубе «Валаама». Без всякого смущения он спрашивал о самых интимных тайнах души. Никакой мысли о том, что ему могут не ответить, даже грубо оттолкнуть. И, конечно, его не отталкивали… Почему он не боялся? В его лице брат беседовал с братом. Здесь говорила не властность, а любовь. Имя таланту – любовь».

С первых же шагов своей службы в Воскресенской церкви отец Александр стал заботиться о поиске средств для постройки каменного храма. И вот, 25 июля 1904 г. совершена торжественная закладка каменного храма. Надо было видеть радостное лицо отца Александра! «Попробуйте упасти стадо в несколько десятков тысяч душ, борющихся с закоренелой страстью! Быть постоянно среди них со словом увещания, назидания, обличения и утешения! Никогда не расставаться с заботой о своих журналах, книжках, листовках для народа, расходившихся в сотнях тысяч! Не иметь ни минуты покоя, времени для себя! (протоиерей П. Кульбуш)».

В начале июня 1905 г. отец Александр почувствовал значительное недомогание и накануне дня, назначенного для крестного хода в троице-Сергиеву Пустынь, у него было повышение температуры. Этот грандиозный крестный ход в пустынь 12 июня 1905 г., можно сказать, стоил ему жизни. 5 июля отец Александр отошел к богу. Ему было всего 32 года.

Могилу отца Александра на Никольском кладбище Александро-Невской лавры украшает надгробие-колокол, увенчанный крестом. На нем надпись: «Александро-Невское Общество трезвости своему небесному укрепителю. Не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется. Достигнув совершенства в короткое время, он исполнил долгие лета».

Слова правды

«Если пьяный разум слишком часто заглушает в русском народе всякое движение духа, если в этой борьбе не произойдет скорый, решительный поворот – то вечный позор всем нам, людям досуга и достатка, мысли и знания, печатного слова!

Позор и проклятие нашему мертвому образованию, нашей праздной болтовне, нашей духовной пустоте и бессилию!» (профессор С. А. Рачинский, выдающийся педагог, один из основателей Всероссийского движения трезвости). Это воззвание было напечатано в типографии Воскресенского храма Александро-Невского Общества трезвости.

Из книги «И один в поле воин. Народный печальник, апостол трезвости отец Александр Рождественский» (СПб., 2005). Книга продается в лавке нашего храма.

Добавить комментарий