Крестный ход трезвенников

Не с мечом, а с крестом и хоругвью.

Начатая отцом Александром Рождественским традиция крестных ходов быстро нашла отклик верующем народном сердце. По всей России разошлись от «Варшавки» многолюдные крестные ходы трезвенников.

Дух соборности и любви, крепче цемента, сплачивал народные ряды во имя Христово. Не робкими слугами, а полноправными хозяевами жизни выходили трезвенники-мастеровые на центральные улицы столицы: всегда опрятно одетые, степенные, благочестивые. В Александро-Невскую лавру крестный ход от «Варшавки» направлялся обычно на третий день Пасхи.

крестный ход трезвенников
Вспоминает очевидец: «Утро выдалось теплое. Народу собралось около тридцати тысяч. Всю дорогу неслось неумолкаемое Христос Воскресе. Особенно приятно было слышать пение пасхальных гимнов на Невском проспекте. В образцовом порядке народная волна докатилась до стен лавры, где ее встретил с сонмом монашествующих преосвященный Константин, епископ Гдовский…»

Это была могучая и благодатная сила. Традиционными стали знаменитые крестные ходы в Троице-Сергиеву Приморскую пустынь, к преподобному Сергию. В начале XX века эти величественные шествия собирали до восьмидесяти тысяч человек, преимущественно фабричных и мастеровых.

Из всех церквей, отделений и молитвенных домов Общества крестные ходы в 5 часов утра собирались у Воскресенской церкви и отсюда общим грандиозным крестным ходом двигались к пустыни по Петергофскому шоссе. К ним примыкали путиловские трезвенники, нижние чины из Красного Села, Ораниенбаума, Павловска, Царского Села.

Вспоминает очевидец этого события: «Чем ближе становишься к народу, тем ярче и ярче начинает выступать любовь народная к истовому и торжественному совершению церковных богослужений. Они прекрасно знали, что путь предстоит не близкий, двадцать верст, но шли с такой горячностью, так было у них много непритворной любви к этому подвигу, что оставалось только благоговеть… В пустыни ждали паломников, приготовили навесы, бочки с квасом, но количество пришедших превзошло ожидания. Все поезда были переполнены. Многие прибыли с вечера и ночевали в поле. Целый лес хоругвей высился над живой рекой народа, заполнившей всю ширь дороги, блестя бронзой и золотом вышивок и крестов, пестрея всеми цветами материй; впереди двигались предносимые фонари, четырнадцать запрестольных крестов, шестьдесят четыре хоругви и длинный ряд высоких и малых образов и икон растянулся на версту. Все крестные ходы шли со своими певчими и образовали гигантские хоры, не умолкавшие всю дорогу, что подкрепляло богомольцев на двадцативерстном пути. Пришли в монастырь. Два часа народ шел в монастырские ворота густой толпою, а когда весь крестный ход вошел в монастырский двор, так сделалась во всем монастыре такая теснота, что все проходы и закоулки наполнились трезвенниками. Вот сколько народу было! В Воскресенском соборе митрополит Антоний и епископ Антонин совершили литургию в сослужении архимандритов: наместника Александро-Невской лавры Корнилия, настоятеля пустыни Михаила. К народу обратился протоиерей Философ Орнатский. «Не с мечом, а с крестом и хоругвью, — говорил проповедник, — мы идем на борьбу с врагом, со злой страстью пьянства, одинакового врага города и деревни. У Господа и святых Его, святого Сергия, защитника Руси, ищем мы прибежища и силы для одоления недуга». Величественна была картина молебна на площади перед храмом, который совершали в золоте роскошных облачений митрополит с преосвященным, четыре архимандрита, двадцать священников и иеромонахов среди хоругвей и икон и десятков тысяч молящегося народа. Изумительный бас протодиакона прогремел многолетие на площади.

Трезвенники подкрепились в обители хлебом и квасом. В такой огромной толпе порядок был большой; в разных местах продавались свечи и просфоры, раздавался хлеб и квас». 1903 год

До самой революции от «Варшавки» совершались многотысячные крестные ходы в Троице-Сергиеву пустынь, начатые еще отцом Александром Рождественским. С 1910 года их возглавлял его сокурсник и единомышленник, епископ Вениамин (Казанский).

«В густом облаке пыли, с обожженным лицом, но бодрым и радостным», святитель личным примером поддерживал неумолкаемое народное пение на двадцативерстном трудном пути. Нередко у Святых врат обители богомольцев встречал правящий архиерей — митрополит Владимир (Богоявленский). Два будущих священномученика совместно совершали литургию и молебен преподобному Сергию при общем пении трезвенников. Сегодня возрождается славная традиция крестных ходов трезвенников. Ежегодно, в июле, на кануне дня памяти Царской семьи и отца Александра Рождественского, совершается крестный ход от храма Воскресения Христова до храма преподобного Андрея Критского на Рижском проспекте.

Добавить комментарий